4.1 Продолжение — кто такие славяне

В VI — VII веках после распада государства Аттилы, славяне начинают активно выходить на историческую арену. Они расселяются на новые территории, оставляя свой след в истории Прибалтики, Балкан, Средиземноморья, а также достигают Испании и Северной Африки. За столетие, приблизительно три четверти Балканского полуострова были завоеваны славянами. Одна из областей Македонии, прилегавшая к Фессалонике, получила название Склавения. Интересно отметить, что в это время славянские флотилии стали мощными и смогли достичь даже южной Италии и Крита.

Славянский народ, известный своей храбростью и агрессивностью, начал свою миграцию на Запад в VI веке. Их появление на Балканах не осталось незамеченным. Сирийский автор Иоанн Эфесский описывает, как славяне, после смерти императора Юстина и прихода к власти Тиверия, начали шествие через всю Элладу, Фессалоники и Фракию. Они покорили множество городов и крепостей, разрушали, грабили и захватывали в плен. Властвовали они на захваченных землях смело и без страха, словно на своей собственной территории. Их правление продолжалось целых четыре года.

Ужас, вызванный наступлением славян, не ограничивался только Восточной Европой. В письме папа римский Григорий I, живший в VI — VII веках, выражал свою тревогу епископу, указывая на то, что славяне уже достигли Адриатического моря и начали проникать в Италию. Это вызывало большое беспокойство и страх у римлян, которые ранее не сталкивались с такой угрозой. Славяне, с их неутомимой энергией и стремлением к завоеваниям, представляли настоящую угрозу для существующих государств и цивилизаций. Их наступление вызывало панику и опасения в сердцах жителей Западной Европы.

В первой половине VII века, византийский автор Феодор Синкелл описывал страшное нападение на Константинополь, в результате которого славяне из Истрии начали проникать в Италию. Это было совместное нападение аваров, персов и славян, которые использовали моноксилы для переправы через море. Из-за умения славян плавать и участия в нападениях на Византийскую империю, Феодор Синкелл предупреждал о том, что будущим поколениям предстоит столкнуться с еще более ужасными угрозами. Он выразил свое огорчение и соболезнование перед лицом таких событий, призывая не падать в отчаяние и надеяться на лучшее.

На просторах Северного Причерноморья, между Днепром и Днестром, располагалась лесостепь, где существовало множество племен, известных под общим названием «анты». Их иранское происхождение отражалось в их культуре, где можно было найти много элементов сарматской культуры. Они были также известны как «хорваты», «сербы» или «северяне». Византийский историк Иордан свидетельствует о наличии множества племен антов, которые обитали на этих просторах. Они заполнили залив Золотой Рог моноксилами, на которых они пришли вместе со свирепыми племенами славян и других народов. Война и боевые кличи раздавались по всей стене и морю, олицетворяя неистовую силу и мощь этих племен.

Анты, как и другие славяне, были характеризованы единым языком и общими обычаями и верованиями, согласно современникам. Однако, анты всегда выделялись среди остальных: даже византийцы могли легко отличить анта от склавина, даже среди наемников империи. Пеньковская культура является важным археологическим свидетельством о существовании антов. Главными занятиями антов были пашенное земледелие, оседлое скотоводство, ремесло и торговля. Следует отметить, что большинство поселений пеньковской культуры принадлежало славянам. Это свидетельствует о тесной связи антов с другими славянскими племенами и их важной роли в истории славянской культуры.

Исследования показывают, что анты вели битвы не только с Византией, готами и аварами, но и принимали активное участие в войнах, разворачивавшихся на территории Италии. Их помощь византийцам в сражениях с готами была незаменима. Более того, анты объединялись с клавенами и гуннами, чтобы напасть на Фракию и Иллирию, сея разрушение в областях между Адриатическим и Черным морями. Эти подвиги говорят о многочисленности и мощи антов. Интересно, что у них было множество предводителей, известных как «архонты», которые организовывали посольства и принимали послов от византийских императоров.

Однако, с начала VII века упоминания об антах стали стихать. Исчезновение этого народа представляет собой одну из важнейших научных загадок. Российский археолог В.В. Седов предполагает, что анты были организованы в пять племенных союзов, из которых впоследствии произошли славянские племена, такие как хорваты, сербы, уличи, тиверцы и поляне. Эта гипотеза открывает новые перспективы исследования и позволяет лучше понять историю и происхождение этих славянских народов.

Византийцы дали славянам название «словене», которое имело своеобразное происхождение. Они жили неподалеку от границ империи, и, вероятно, византийцы имели большое количество рабов-славян. Слово «раб» на латинском переводится как «sklav» («склав»), и, по-видимому, это название было перенесено на словен. Склавины населяли территорию археологической культуры Прага-Корчак, которая распространялась на юго-западе от Днестра. В конце VI — начале VII веков склавины расселились по балканским провинциям Византийской империи. С начала VII века термин «склавины» стал использоваться как общее название для всех славян. «Склавинией» в византийских источниках называли области Пелопоннеса и Македонии.

На самом деле, взаимодействие и влияние между византийцами и склавинами было очень значительным. Славяне, проживающие рядом с границами империи, были незаменимыми рабочими силами для византийской экономики. Они выполняли различные работы, включая сельское хозяйство, строительство и ремесленное производство. Именно благодаря этому тесному контакту склавины получили название «словене» и стали известными в византийском обществе.

Однако, с течением времени, склавины стали все более организованными и активными. Они начали расселяться по балканским провинциям и включаться в политическую и социальную жизнь Византийской империи. Название «склавины» также стало использоваться как общее название для всех славян, что свидетельствует о растущей роли и влиянии этой этнической группы.

Византия и склавины также сотрудничали в военной сфере. Славяне, обладая своими уникальными боевыми навыками и знанием местности, стали важными союзниками и солдатами византийской армии. Их участие в защите империи и военных кампаниях привело к тому, что склавины стали узнаваемыми и уважаемыми в византийском обществе.

Таким образом, взаимодействие между византийцами и склавинами было не только экономическим и политическим, но также военным и культурным. Оно сыграло важную роль в формировании и развитии славянской и византийской идентичности. Славяне, принявшие название «словене», стали неотъемлемой частью византийского мира и оставили свой след в его истории и культуре.

Византийские сочинения, включая «Стратегикон» Маврикия, содержат детальные описания антов и склавинов. В этих сочинениях говорится о том, что племена склавов и антов не только похожи по образу жизни и нравам, но и свободолюбивы. Они никогда не станут рабами и не будут подчиняться кому-либо, особенно на своей земле. Кроме того, эти племена известны своей многочисленностью и выносливостью. Они легко переносят самые экстремальные погодные условия и не испытывают недостатка в пище.

Однако, наиболее интересным аспектом их культуры является их гостеприимство. Анты и склавины дружелюбно принимают иностранцев и провожают их из места в место, где бы это ни было необходимо. Они считают, что если гость, принятый с невнимательностью, получит какой-либо вред, то тот, кто привел гостя, обязан отомстить за это. Они считают это священным долгом и несут полную ответственность за безопасность своих гостей.

Таким образом, анты и склавины выглядят как племена, которые не только хорошо приспособлены к экстремальным условиям, но и обладают глубокими ценностями в области гостеприимства и справедливости. Их образ жизни и устои являются интересными историческими фактами, которые помогают нам понять их роль в истории Византийской империи.

В сравнении с другими племенами, которые держат своих пленников в рабстве без определенного срока, эти люди предоставляют своим пленникам возможность выбора. Они могут либо вернуться домой, заплатив выкуп, либо остаться в рабстве, но в качестве свободных людей и друзей. У этого племени есть множество скота и злаков, особенно проса и полбы, которые они хранят в скирдах. Жены в этом племени известны своей целомудренностью, превосходящей человеческую природу. Многие из них даже предпочитают смерть, чем жизнь во вдовстве, и добровольно удушают себя после смерти своих мужей.

Все ценное из своих вещей они зарывают в тайнике, не держа открыто ничего лишнего. Они живут в окружении густых лесов, глубоких рек, непроходимых болот и опасных озер. Чтобы избежать постоянных угроз, они организуют много выходов из своих жилищ. Ведя разбойничью жизнь, они предпочитают нападать на своих врагов в лесистых, узких и обрывистых местах. Они используют засады, внезапные нападения и хитрости как ночью, так и днем, изобретая множество уловок. Но несмотря на все это, они не знают боевого порядка и не стремятся сражаться в правильном бою. Они предпочитают оставаться в состоянии анархии и взаимной вражды, избегая появления в открытых и ровных местах.

(Начало) В силу своей ненадежности и вероломности, эти люди склонны отдавать предпочтение страху вместо щедрости. (14) Однако, проблема заключается в том, что у них существует множество различных мнений, что либо приводит к отсутствию согласия, либо, даже если они все-таки достигают какого-то соглашения, они немедленно нарушают его, так как каждый из них думает противоположное своим оппонентам и никто не желает уступать второму. (Добавлено в середине) Это разногласие стало причиной постоянных конфликтов и непрекращающихся разногласий между этими людьми. (30) В силу того, что у них так много лидеров и они не могут достичь единого мнения, необходимо привлечь к своей стороне некоторых из них с помощью умелых речей или щедрых подарков, особенно тех, которые находятся ближе к границам, а также атаковать других, чтобы враждебность не привела к их объединению или возникновению монархии. (Добавлено в конце) Только таким образом можно предотвратить возможное объединение их сил и сохранить хаос и раздоры между ними.

Возникнув на горизонте, вождь Пилемен пафлаюнам привел свой народ вперед. С гордостью в сердце и решительностью в глазах, он вел своих соратников по непроходимым тропам и опасным джунглям. Их путь лежал сквозь густые заросли, где страшные звери искали добычу и где каждый шаг был под угрозой. Но Пилемен знал, что у него есть то, что отличает его от остальных — храбрость и решимость в борьбе за свободу и выживание. Этот вождь был не просто лидером, он был источником вдохновения для своего народа. Он был тем, кто вывел их из генет, где они были порабощены и угнетены. Сколько же мужества и силы потребовалось, чтобы покинуть то место, где стадятся дикие мулы и где каждый день был борьбой за выживание! Пилемен знал, что только вместе они могут преодолеть все трудности и достичь своей цели. И он был готов вести свой народ к светлому будущему, где они смогут жить в мире и свободе.

Задолго до того, как стали известны современные границы и государства, древние народы мигрировали по различным территориям, оставляя след в истории и культуре многих регионов. Среди таких народов были и венеты, этническая группа, имевшая тесные связи с иллирийцами. Исследования показывают, что в далёком прошлом, а именно в эпоху бронзы, они осели в регионе Пафлагонии, который сейчас расположен на территории современной Турции вдоль берегов Черного моря.

Эти древние племена вступили в историю благодаря участию в одном из знаковых событий античности – Троянской войне. Отмеченные как союзники легендарных троянцев, венеты, согласно эпическим поэмам, принимали активное участие в этой масштабной военной кампании против ахейцев в XIII или XII веке до нашей эры. Исторические свидетельства и мифологические рассказы сливаются, придавая героический оттенок событиям тех времён.

После падения Трои, по различным источникам, венеты, как и многие другие народы разбитых троянцев, столкнулись с необходимостью искать новые земли для жизни. В период с XIII по VI века до нашей эры, они вместе с иллирийцами начали массовую миграцию в сторону Европы. Этот переселенческий процесс оказал значительное влияние на демографическую и культурную карту восточной Европы.

Особенно интересно отслеживать путь венетов, который привёл их к берегам мощной реки Дунай и тёплым водам Адриатического моря. Именно здесь они обосновались, внесли свой вклад в формирование региональных особенностей и дали начало городам, которые сегодня знамениты во всём мире. Наиболее ярким примером этого является Венеция – город, чьё имя навсегда сохранило память о своих древних основателях.

Венеция, с её уникальными каналами и архитектурой, стала символом богатого наследия венетов. Этот город до сих пор вызывает восхищение у путешественников со всего мира и служит напоминанием о давно ушедших эпохах, когда древние племена, такие как венеты, бродили по земле, ища новое место для своего процветания. Их история и миграции являются свидетельством изменчивости цивилизаций и постоянного движения культур на протяжении веков.
Италия в древности была местом, где происходили значительные этнические и культурные слияния, приведшие к зарождению могущественных государств. Одним из таких государств стало Римское, и согласно историческим данным, венеты, объединив свои силы с латинами – коренным племенем региона, сыграли важную роль в его основании. Это событие стало ключевым в истории не только Италии, но и всего древнего мира.

С течением времени, венеты расширили своё влияние далеко за пределы итальянской территории. Они мигрировали на север, добравшись до холодных вод Балтийского моря. Здесь, на новых землях, они оставили глубокий след в истории и географии, настолько значительный, что Рижский залив длительное время носил название Венедского моря, что отражает их присутствие в этом регионе.

Антропологические данные подчёркивают этот факт, раскрывая связи между древними и современными народами. В районах вдоль Балтийского моря, где венеты когда-то обосновались, особенно в Эстонии и соседних территориях, до сих пор прослеживается антропологическая особенность. Люди здесь имеют характерные черты, присущие понтийскому или более обобщенно средиземноморскому типу. Эти черты, предположительно, являются следствием венетской миграции, которая принесла с собой не только культурные, но и генетические элементы на берега Балтики.

Современные научные исследования продолжают раскрывать тайны прошлого, подтверждая исторические связи между древними и современными народами. Они помогают нам понять, как давние миграции формировали современное население Европы, и в частности, как венеты повлияли на этногенез регионов, через которые они прошли. Это знание даёт нам более глубокое понимание нашего прошлого и наследия, которое до сих пор отражается в культурных и антропологических особенностях многих европейских народов.
История Восточной Европы хранит следы многочисленных народов, чьи перемещения и взаимодействия на протяжении веков сформировали современное культурное и политическое ландшафт региона. В древности, с приходом венетов в Прибалтику, здесь поселилось население, которое, как предполагается, имело лингвистическую связь с индоарийскими группами, обитавшими у Чёрного моря. Интересно отметить, что географические названия в таких разнообразных регионах, как Малая Азия, берега Адриатического моря и юго-восточная часть Прибалтики, демонстрируют удивительные сходства, что подталкивает исследователей к размышлениям о древних связях между этими территориями.

Седьмой век ознаменовался зарождением первых славянских государств на землях, которые до этого были захвачены славянами. Важным историческим событием стало основание Первого Болгарского царства в 681 году, когда кочевники-болгары, переселившиеся в славянские земли Подунавья, быстро ассимилировались с местным населением. Этот процесс слияния культур положил начало формированию уникальной болгарской идентичности.

Между VIII и IX веками политическая карта региона продолжала изменяться. В этот период появилось Великоморавское государство, которое оставило значительный след в истории славянских народов. Также были заложены основы первых сербских княжеств и Хорватского государства, чье формирование способствовало дальнейшему развитию государственности в регионе. Эти образования, появившиеся в результате социально-политической эволюции и этнических миграций, способствовали укреплению славянской культуры и ее распространению по всей Центральной и Юго-Восточной Европе.

Изучение истории славянских государств, их происхождения и развития, позволяет глубже понять процессы, лежащие в основе формирования современной Европы. От тесного взаимодействия различных этносов до сложных политических альянсов, эти динамичные века оставили наследие, которое продолжает влиять на культурные и политические реалии современности.
На рубеже 6-го и 7-го веков нашей эры произошло знаменательное событие в истории славянских народов. В это время они начали активно осваивать новые территории, значительно увеличивая область своего проживания, и этот процесс оказал огромное влияние на дальнейшее развитие европейских государственных структур. Со славянами связано возникновение целого ряда племенных объединений, которые занимали обширные территории от западных склонов Карпат до берегов могучих рек Днепра и Дона, а также распространились на север до просторов, омываемых водами озера Ильмень.

В этой мозаике племенных территорий выделялись такие союзы восточных славян, как северяне, древляне, кривичи, вятичи, радимичи, поляне, дреговичи, полочане и ильменские словене, среди прочих. Эти племенные союзы, каждый со своей уникальной культурой и социальной структурой, представляли собой сложные образования, которые вполне заслуживают названия протогосударств. Они обладали определенными чертами государственности, включая установление княжеской власти. Хотя князья и были отделены от народа, их власть все еще находилась под контролем общины, что отражало уникальное сочетание авторитета и общественной поддержки.

Когда дойдет речь о 9-м веке, становится очевидным, что восточнославянские племена добились значительного расширения своих границ. Территории, охваченные ими, заметно превышали размеры многих современных им государств Западной Европы, что говорит о значительном влиянии, которое они оказывали на политическую карту континента. Этот впечатляющий географический охват не только свидетельствует о мощи и сплоченности славянских племен, но и подчеркивает их роль в формировании исторического ландшафта Восточной Европы, влияние которого будет ощущаться в последующие века.
История славянских народов — это захватывающий рассказ о культурном взаимодействии и ассимиляции. Имеющие дар впитывать традиции и особенности других культур, славяне демонстрировали удивительную способность к быстрой и эффективной интеграции пришлых народов. Этот процесс часто занимал всего несколько поколений, что свидетельствует о гибкости и адаптивности славянских обществ.

Примером такого взаимодействия является история VII века, когда произошёл распад Великой Болгарии в Приазовье. В результате этого события орда тюрок-болгар под предводительством хана Аспаруха пересекла реку Дунай и установила свой контроль над славянскими землями, которые тянулись от берегов Дуная и Черного моря до подножия Балканских гор. В начале, болгары, будучи кочевниками, и славяне, ведущие оседлый образ жизни, существовали отдельно, причём болгары занимали доминирующее положение.

Со временем, однако, начался процесс смешения этих двух культур. Несмотря на то что болгары составляли правящий класс, высокая ассимиляционная способность славян привела к постепенному их слиянию, что кардинально изменило демографическую и культурную карту региона. Как результат, славянские обычаи и язык начали оказывать влияние на болгар, что со временем привело к формированию новой этнической идентичности.

В итоге, этот процесс ассимиляции стал ключевым в формировании современных болгарских народов, где славянское наследие занимает центральное место. События тех времён подчёркивают глубокий отпечаток, который оставила способность славян приспосабливаться и интегрировать иные культуры, что и сегодня отражается в удивительном разнообразии славянской культурной мозаики.
Возникновение и развитие болгарского государства в конце первого тысячелетия неразрывно связано с процессом ассимиляции тюркских племен славянскими культурными и языковыми традициями. Как известно, во времена формирования раннего болгарского государства, население представляло собой смесь различных этнических групп, однако, к периоду перехода из VIII в IX век, преобладающим языком среди болгарской знати стал славянский. Интересно, что тюркские названия званий и титулов сменялись на славянские эквиваленты, что отражает глубокий культурный и языковой сдвиг в болгарском обществе того времени.

Следует учесть, что культурное влияние славян на территории будущей Болгарии было значительным и оказало влияние на образ жизни, обычаи и даже на религиозные практики. Это особенно заметно, когда в 864 году Болгария официально приняла христианство, идея богослужения на тюркском языке не рассматривалась. Это было связано с тем, что к тому моменту славянский язык уже полностью утвердился в качестве языка литургии и официального общения внутри болгарской аристократии.

Изменения в языковых и культурных предпочтениях болгарской знати можно объяснить влиянием славянской общинной структуры, которая предполагала определенную организационную и социальную модель. Славянская община отличалась своей устойчивостью и сплоченностью, что облегчало процесс ассимиляции и взаимного проникновения культур. В результате, тюркские кочевники, когда-то давшие начало болгарской нации, со временем полностью растворились в славянском этносе, отчего их язык и культура ушли на второй план и впоследствии были забыты.

Таким образом, языковая и культурная эволюция болгарского народа в эпоху раннего средневековья демонстрирует уникальный исторический процесс, в котором сложные этнические взаимодействия привели к формированию новой национальной идентичности. Славянский элемент оказался доминирующим в этом синтезе, определив направление развития болгарского государства в последующие столетия.
С древнейших времен, когда встал на ноги первый Homo sapiens, зарождались основы социальной структуры, которые приняли форму первобытной праобщины. Этот древний коллектив объединял людей на основе кровного родства, становясь краеугольным камнем развития человеческих обществ. Наполненная сложными социальными взаимодействиями, эта форма общности стала определяющим фактором для выживания и прогресса людей. Основной принцип организации такой общины заключался в том, что все её участники были взаимосвязаны через родственные узы, что обеспечивало их солидарность и взаимопомощь.

Как и всякая социальная структура, первобытная праобщина прошла через несколько стадий своего развития. Изначально она была раннеродовой общиной, где узы крови являлись определяющими. Это было время, когда община не просто существовала ради выживания, но и начала формировать основы социальных и экономических отношений. Постепенно, с развитием человеческого общества, эти родовые узы расширились, и праобщина перешла в фазу позднеродовой общины.

Важным этапом в эволюции общинного устройства стало постепенное размывание строго кровнородственных связей. С течением времени, община трансформировалась в соседскую, или территориальную общину. Такое территориальное сообщество уже не базировалось исключительно на родственных связях. Вместе с этим изменением, община начала приобретать черты самоуправления и становилась более сложной в экономическом и социально-бытовом плане.

Таким образом, община как форма социальной организации прошла долгий путь развития от первобытных времен до классовых обществ. Она отражала изменения в социальной структуре, адаптируясь к новым условиям и потребностям людей. В различных эпохах и культурах эта структура могла менять свои функции и значение, но всегда оставалась важным элементом, отражающим социальную суть человеческого существования. В классовых обществах, таких как крестьянская община, она продолжала играть ключевую роль в организации жизни людей, обеспечивая стабильность и возможность коллективного ведения хозяйства.
Исследования в области социальной антропологии показывают, что процесс замены кровнородственных связей территориальными в обществах происходит в различные временные периоды, в зависимости от основного вида занятий населения. В культурах, где преобладает земледелие, такая смена структуры общности наступает более рано по сравнению со скотоводческими обществами. Это связано с тем, что земледельческий труд позволяет человеку обеспечивать потребности своей семьи, работая на своем участке земли, а значит, он менее зависим от помощи и ресурсов большого рода. Так, общие земельные участки и схожие хозяйственные интересы становятся основой для сотрудничества с соседями, что постепенно приводит к возникновению территориальных общин.

Также стоит отметить, что исторически кровнородственные общины сохранялись длительное время у многих народов, включая германцы, иранцы и финно-угорские племена. Эти долговременные структуры были обнаружены археологами благодаря находкам обширных жилищ, или «больших домов», которые могли достигать в площади до 300 квадратных метров и служили домом для многих членов расширенной семьи.

В современном мире такие переходы отражают глубокие социальные изменения, отражающие адаптацию к новым условиям существования и выживания. Процесс вытеснения кровнородственных общин территориальными в историческом контексте является ключевым моментом в эволюции социальных структур. Это изменение в динамике общественных отношений подчеркивает адаптивность человеческих обществ и их способность перестраиваться в ответ на новые экономические и территориальные реалии.
В давние времена, когда племенные устои и кровное родство были основой социальной структуры, особое значение придавалось генеалогии и патронимии. В центре этой системы стояла патронимия — группа индивидов, объединенных общим предком по отцовской линии, откуда и происходит само название (раtег — «отец»). Эта социальная ячейка была фундаментом для жизни в каждом земледельческом поселении, где кровные узы доминировали и формировали повседневную жизнь людей.

Земледельческое поселение, сложенное из членов одного рода, неизменно было пропитано духом родовой принадлежности. Множество поколений могли проживать под одной крышей, поддерживая культ предков и сохраняя память о своем роде. Эти связи оставались неизменно важными даже тогда, когда представители патронимии решали интегрироваться в соседские общины.

Культ предков и уважение к семейной генеалогии занимали центральное место в укладе этих общин. Люди, принадлежащие к кровнородственным общинам, относились с особым трепетом к своему происхождению. Их самосознание и социальная идентичность напрямую зависели от связей с прошлым, и каждый член общины мог воспроизвести цепочку своих предков, возводя свой род к какому-то значимому и уважаемому предку.

Подводя итог, можно сказать, что социальный порядок, основанный на кровнородственных связях и патронимии, представлял собой стойкую и устойчивую структуру. Эта система обеспечивала не только социальную связность и поддержку внутри общины, но и сохраняла историческую память и культурное наследие поколений, что было невероятно важно для поддержания идентичности и традиций людей тех времен.
В древние времена, когда племенные традиции и родословные знания составляли основу общественного устройства, порой имена предков сохранялись в памяти населения на протяжении множества поколений. Эти имена не просто передавались из уст в уста, но и обрастали мифами, превращаясь в основу легенд, которые жили веками. В таких обществах, где уклад жизни базировался на патронимических связях, чужаку было крайне сложно обрести равноправное положение; он мог войти в общину, но его статус оставался низшим, поскольку его корни не уходили к общему предку.

Структура племени была жестко урегулирована, она выстраивалась в виде сложной иерархии родов и семей, которые делились на властные и менее влиятельные. Власть и престиж были предопределены рождением, и даже наиболее одаренный представитель низшего рода не имел шансов на восхождение к вершинам племенной иерархии. Эта неизменность социального статуса отражалась в религиозных верованиях племени, где судьба человека воспринималась как нечто неизбежное, исполнение воли богов, которое невозможно было отвергнуть или изменить.

Следовательно, в таких сообществах, где каждый был привязан к своему прошлому и родословной, судьба и предопределенность играли ключевую роль в формировании мировоззрения. Любой попытки изменить свою судьбу или социальный статус считались напрасными и бесполезными, так как власть богов и законы предков были непререкаемыми. Это была реальность, в которой социальная мобильность отсутствовала, а каждый новорожденный уже знал свое место в мире, не имея возможности его изменить.

 

 

Оцените статью
Исторический блокнот
Комментарии к статье - 4.1 Продолжение - кто такие славяне